21572e40     

Воронин Андрей - Смерть Знает, Где Тебя Искать



det_action Андрей Воронин Максим Гарин Смерть знает, где тебя искать Прочитав последнюю страницу очередной книги про головокружительные приключения Сергея Дорогина, бывшего каскадера и бывшего зека, вы сможете спокойно заснуть. А как же иначе?

Ужасающие пороки дружной семейки современных Каинов посрамлены ко дню славного юбилея Александра Сергеевича Пушкина, добродетель восторжествовала, а то, что ради долго не опадающих роз замучены десятки невинных людей, остается на совести не слишком радостных времен, в которые выпало жить нам с вами в многострадальной России, где даже “убийца, больше чем убийца”. Вы спросите, какое отношение к убийцам имеет двухсотлетие великого русского поэта? Поверьте, самое непосредственное, но для того, чтобы узнать, прочтите эту книгу Андрея Воронина, не пожалеете!
ru ru Black Jack FB Tools 2004-09-06 A4A9C1B6-D930-4843-80FA-7A77533F66A0 1.0 Андрей Воронин, Максим Гарин. Му-Му: Смерть знает, где тебя искать Современный литератор Мн. 1999 985-456-449-5 Андрей ВОРОНИН и Максим ГАРИН
СМЕРТЬ ЗНАЕТ, ГДЕ ТЕБЯ ИСКАТЬ
Глава 1
Страшное оружие – топор мясника с широким, больше ладони, лезвием, кромка которого никогда не бывает затупленной. Она всегда остра и режет, как тонкая, туго натянутая струна. Люди, имеющие подобный инструмент в своем распоряжении, следят, чтобы он был всегда готов к работе.

Любовно подтачивают кромку, доводят мелким бруском, затем непременно пробуют, остра ли, зная результат наперед: проводят лезвием по ногтю – беловатая тонкая стружка сворачивается в трубочку. У таких топоров непременно длинная, отполированная и неизменно грязная ручка в страшных, кроваво-сальных разводах.
Как ни скобли ее, не избавишься от сладковатого запаха разложившейся плоти. Такой топор, занесенный и скользнувший вниз для удара, уже невозможно остановить. Он с легкостью войдет в красноватое мясо, чуть слышно хрустнет раздробленная кость, и лезвие воткнется в измочаленный торец неизменной спутницы топора – деревянной колоды.
Да, страшная вещь – мясницкий топор. Один его вид уже леденит кровь, заставляет слабонервных закрывать веки, задерживать дыхание, затыкать уши, лишь бы только не чувствовать запаха, не слышать звука, не видеть блеклого мерцания на недавно наточенном лезвии.
Именно такой топор лежал на деревянной колоде в большой оранжерее-розарии. Неяркое утреннее солнце крошилось в чисто вымытом стекле, навстречу его лучам раскрывались нежные, похожие на ярко накрашенные губы лепестки роз. Здесь росли цветы всевозможных оттенков: от темно-свекольных, почти черных, до нежно-розовых.
Центральный проход, на котором стояла колода со зловещим топором, был чисто подметен и уже поверх земли засыпан стружками, опилками, чей смолистый запах смешивался с благоуханием цветов. И, несмотря на аромат смолистых стружек, напоминающий о Рождестве и Новом годе, на дурманящий запах роз, напоминающий о свадьбах, днях рождениях и свиданиях, в воздухе розария главенствовал другой запах – тошнотворный, тяжелый, знакомый людям таких малосимпатичных профессий, как патологоанатомы, сторожа морга и нянечки хосписа.
Пронзительно задребезжало стекло, вставленное в металлическую, сваренную из уголка рамку двери розария. В пронизанное светом удушливое пространство ворвался глоток свежего воздуха с улицы.

Мужчина приоткрыл стеклянную дверь, шагнул в оранжерею и, словно боясь свежести, тут же торопливо закрыл за собой низкую дверь. Он прикоснулся к высокому, покрытому колючками стеблю розового куста и жадно втянул запах. Хоть роза и благоухала, на лиц



Назад