21572e40     

Воронин Андрей & Марина - Слепой 11 (Слепой В Шаге От Смерти)



СЛЕПОЙ В ШАГЕ ОТ СМЕРТИ
Андрей ВОРОНИН
Анонс
Отставки министров, загадочные смерти высокопоставленных чиновников, заказные убийства и громкие судебные дела всколыхнули всю Россию. Читайте новый супербоевик Андрея Воронина о секретном агенте ФСБ Глебе Сиверове по кличке "Слепой".
Глава 1
Генерал ФСБ Федор Филиппович Потапчук отдал распоряжение своему помощнику никого к нему не пускать и ни с кем не соединять в течение двух часов. Стол в его кабинете был, как всегда, идеально чист, все необходимые для работы бумаги хранились в запертых ящиках стола и в сейфе.
Потапчук повернул ключ, выдвинул ящик и достал толстую коричневую папку. Несколько мгновений он медлил, держа ее в руках, затем бережно положил на стол и открыл. Даже с первого взгляда можно было понять, что меньше, чем часов за шесть, все это не прочитать.

Но требовалось не просто прочитать, а, внимательно изучив суть вопроса, принять оптимальное решение. В какие временные рамки можно втиснуть такую работу?..
Федор Филиппович Потапчук вооружился остро отточенным карандашом и углубился в чтение первого документа. Рукописный гриф "Внутр." указывал на то, что эта бумага никогда не выйдет из приемной генерала Потапчука, даже если ее затребуют в вышестоящих инстанциях. Это была докладная записка полковника ФСБ Каширина.
- Ну-ну, Олег Иванович, - прочитав два абзаца, с присвистом выдохнул Потапчук сквозь плотно сжатые губы, - по-моему, полковник, ты перегибаешь палку. Слишком уж мрачными тонами рисуешь ситуацию.
Чем больше генерал проникал в смысл изложенного, тем озабоченнее становилось его лицо. Он даже постучал несколько раз карандашом о дубовую столешницу, словно этот стук-морзянка мог дать ответ, подсказать решение.
Но решения не было.
Генерал отодвинул папку, прикрыл глаза, откинулся на спинку кресла и задумался. Так он сидел несколько минут, перебирая в уме приведенные полковником Кашириным факты. Затем нажал кнопку селектора и тут же услышал голос своего помощника:
- Слушаю, Федор Филиппович.
- Завари-ка мне чаю. Только в большом стакане.
- Будет исполнено.
Через пять минут на стол, на котором все еще лежала закрытая папка, помощник поставил стакан с чаем - темным, круто заваренным.
- Еще что-нибудь?
- Нет, - генерал Потапчук говорил тихо.
Помощник направился к двери, но уже на выходе из длинного генеральского кабинета осведомился:
- Ваше распоряжение, Федор Филиппович, остается в силе? По-прежнему ни с кем не соединять?
- Ни с кем.
Помощник мягко закрыл за собой двери, сначала одну, затем вторую.
Генерал взял стакан в массивном мельхиоровом подстаканнике с изображением кремлевских башен с несуществующими уже звездами и сделал глоток. Мгновенно захотелось курить. Федор Филиппович вытащил из кармана пиджака зажигалку и пачку сигарет.
"А может, воздержаться? Многовато я что-то курю, - подумал он. - Но как, скажите, не закурить, когда такое прочтешь?!" , Полуприкрыв глаза, генерал щелкнул зажигалкой. Сигарета медленно тлела.

Потапчук сделал одну затяжку, вторую.
Он курил, и его длинное узкое лицо сохраняло постоянное выражение, словно генерала что-то мучило и не давало ему покоя.
"Ах, вот оно что!" - Потапчук поднялся, подошел к сейфу и вытащил еще одну папку, точное подобие той, что лежала у него на столе.
Стоя у окна, он быстро пролистал ее, нашел нужный документ и, вернувшись к столу, открыл первую папку с запиской полковника Каширина. Многие детали, причем второстепенные, в этих, никак не связанных между собой документах, совпадали.
Что это? Искусно изг



Назад