21572e40     

Воронин Андрей & Марина - Ночной Дозор 2



НОЧНОЙ ДОЗОР
Марина и Андрей ВОРОНИНЫ
Анонс
Петербург не зря называют не только "северной", но и "бандитской" столицей. Потому что нет города, в котором преступления были бы столь же изощренно дерзкими, бандиты столь же безнаказанными, а закон - столь же бессильным.

Однако когда закон бессилен, то борьбу за справедливость берет на себя она. Она - та что выживает там, где выжить невозможно. Та, которую ищут.

Ищут враги. Та, которая ищет. Ищет правду. Она видит то, чего не должна видеть, и действует там, где бездействуют все остальные. Она задает вопросы - и ищет ответы.

И каждый вечер она выходит в свой опасный НОЧНОЙ дозор!
Глава 1
Не верьте, когда вам рассказывают, что северная столица России красива в любое время года и в любую погоду.
Так говорят сами питерцы, а верят им лишь иногородние.
Сами-то горожане прекрасно знают: когда идет мелкий надоедливый дождь, когда невозможно увидеть из-за дождя или тумана с одного берега Невы другой, когда Адмиралтейская игла напоминает потемневший от времени гвоздь, воткнутый в вату, Питер отвратителен.
Вода и сырость везде - под ногами, за воротником, на лицах, на волосах. Кажется, даже в карманах плаща поселилась сырость. А пройдет еще пара таких нудных серых дней, в карманах может появиться и плесень.

Но что сделаешь, городу нужно жить в любое время года, в любую погоду, днем и ночью.
Молодой бандит по кличке Цеп оставил свой автомобиль на большой стоянке возле порта. Привычно сунул руку в карман, проверяя, на месте ли пистолет. Сталь остудила разгоряченную ладонь Охранники стояли знакомые и пропустили Цепа без лишних разговоров.
- Петрович, - Цеп пожал руку заведующему складом, - финский сухогруз еще не разгружали?
Петрович хитро усмехнулся, он, как и Цеп, знал, что на сухогрузе осталась партия "левой" водки, о разгрузке которой и шла речь.
- Сегодня сделаем.
- Короедов беспокоился.
- Достал твой Короедов, и Петров тоже.
- Лишние люди на складе есть?
- Был один. Откуда только взялся? С грузчиками пил, пьяный как бревно. Ребята его под навес оттащили, дрыхнет там.

Водку разгрузим, ментов из охраны вызову, пусть забирают, а пока зря рисковать нельзя.
По узкому проходу уже шли грузчики. Разгрузка начиналась. В обязанности Цепа входило присматривать затем, чтобы все прошло гладко.

В ребятах со склада он не сомневался, в Петровиче тоже, накладок с ними до сих пор не случалось.
Цеп прошелся вдоль рампы, запахнул куртку, чтобы прикрыться от ветра и дождя. Курить тут запрещалось, и он отошел к навесу. На досках лежал прикрытый с головой брезентом пьяница, из-под материи торчали сапоги, рядом лежала пустая бутылка. Пахло водкой.

Цеп щелкнул зажигалкой, из-под колесика вылетел остаток кремня. Бандит выругался и хлопнул спящего по плечу.
- Спички есть?
Рука Цепа примяла брезент: бандит нахмурился и отбросил его. Вместо человека под ним он обнаружил смятую телогрейку и пару грязных сапог. Цеп нагнулся и только сейчас понял, почему так сильна пахнет спиртным - телогрейка была густо обрызгана дешевой водкой.
- Где этот урод? - прошептал бандит и, пригнувшись, двинулся к причалу, на ходу вытаскивая пистолет.
Цеп увидел того, кого искал, за штабелем ящиков.
Мужчина в грязных штанах и порванном свитере, на ногах одни носки, сидя на корточках, снимал маленькой видеокамерой сцену разгрузки "левой" водки. Тарахтел неотрегулированный двигатель погрузчика, и Цеп сумел незамеченным подобраться к нему почти вплотную. Ствол пистолета пополз вверх.
- Руки вверх, козел, - негромко произнес Цеп.
Му



Назад