21572e40     

Ворожейкин Арсений Васильевич - Сильнее Смерти



АРСЕНИЙ ВОРОЖЕЙКИН
СИЛЬНЕЕ СМЕРТИ
Аннотация
В своем творчестве Арсений Васильевич особый интерес проявляет к психологии подвига и героизма, их истокам. Мужество и самообладание человека — результат воспитания, — такой вывод делает автор. Этим благородным качествам люди учатся друг у друга.

В дружбе коллектива — сила. Эта небольшая повесть по просьбе издательства написана на основе книги военных мемуаров «Истребители». В ней все документально. Прославленный летчик рассказывает о боях с японскими захватчиками в районе реки ХалхинГол в 1939 году.

Это был первый и потому особенно трудный этап в становлении воздушного бойца. Поэтому автор так образно и написал: «Говорят, человек рождается дважды: первый раз — физически, второй — духовно. Мы испытали третье рождение — стали настоящими военными людьми.

Мы познали, что война — это не романтика приключений, что героика в ней так же буднична, как буднична и сама настоящая жизнь». Арсений Васильевич сумел ярко отобразить свои чувства и мысли при первом боевом крещении. Это рассказ о том, как мужали, приобретали военный опыт и выполняли свой интернациональный долг наши летчики в жарких степях Монголии.
Разрыв снарядов — приказ!
Наша эскадрилья базировалась недалеко от Москвы. В майское воскресенье мы были подняты по тревоге и срочно уехали на вокзал. Поезд уже ждал.

Думали, он повезет нас на запад: фашистская Германия начала захватническое шествие по Западной Европе.
Однако мчались на восток. Все считали — в Китай. Там наши летчикидобровольцы помогали китайскому народу воевать с японскими оккупантами.

Но проехали ту станцию, с которой сворачивали поезда, следующие к китайской границе.
На седьмые сутки остановились в Забайкалье. Станция Разъезд. Сопки.

Между сопками аэродром с восемнадцатью новенькими истребителями, еще пахнущими заводской краской.
— На облет машин вам дается три дня, — сказал начальник гарнизона. — А потом… потом видно будет. Может, полетите воевать.
Воевать?!
Мы все были воспитаны на героях гражданской войны. Смелость в нас била ключом. И конечно, мы рвались туда, где требовалось с оружием в руках защищать интересы Родины.
Любимые наши герои — Чапаев и Павка Корчагин. И смелость в наших глазах скакала на лихом коне с блестящей шашкой и криком «ура». Мы считали, что все дела на войне — только героические.

Никто из нас не представлял, как тяжелы и изнурительны фронтовые будни. Ни один человек даже и не подумал, а готов ли он умело воевать?
Аэродром. С юга веяло горячим дыханием степей и пустынь, потеснивших сибирские леса на север. До нас здесь базировался 22й истребительный полк.

Он недавно по тревоге улетел в Монголию. О его судьбе пока никаких известий.
Лето стояло жаркое и сухое. Ясная погода держалась устойчиво. Летчики, истосковавшиеся за время пути по полетам, с горделивой радостью уходили в небо.

В наших руках были новые самолеты «И16» с мощным мотором и вооружением. Два пулемета и две двадцатимиллиметровые пушки — сила, какой еще не знал мир. А толстая броневая плита сзади летчика свидетельствовала, что истребитель предназначен не для мирных учебных полетов.

Никто из летчиков до этого таких плит не видел. Она защитит от пуль сзади, спереди — широкий лоб самолета.
С утра и до вечера мы летали. Кажется, никогда еще так глубоко не сознавалась цена минуты, проведенной в воздухе. Никогда прежде так не обострялась тревога за страну, за спокойную жизнь своего народа, как здесь, на стыке трех границ.

Это повышало нашу организованность. Чем разумнее мы используем к



Назад