21572e40     

Ворожейкин Арсений Васильевич - Истребители 2



АРСЕНИЙ ВОРОЖЕЙКИН
НАД КУРСКОЙ ДУГОЙ
ИСТРЕБИТЕЛИ – 2
Аннотация
Быстр, как молния, воздушный бой, и всякое может в нем случиться. Именно так произошло однажды в небе под Ржевом, над территорией, занятой немецкофашистскими оккупантами. В воздухе загорелся самолет Андрея Петрунина. Летчик вынужден был выброситься на парашюте.

Внизу — вражеские окопы. Помощи ждать неоткуда. Казалось, положение — хуже не придумаешь. Но тут летчик, Андрей Боровых, сделав вираж над спускавшимся товарищем, заметил, как воздушной волной парашютиста подбрасывает вверх я увлекает вслед за самолетом.

По примеру Боровых вся группа встала в вираж и, кружась, повела за собой Петрунина. О том, как был спасен Андрей Петрунин, о замечательных боевых делах советских летчиков, о любви и дружбе фронтовиков рассказывает в своей книге «Над Курской дугой» дважды Герой Советского Союза генералмайор авиации А. В. Ворожейкин.

Автор книги — известный летчик, сбивший в воздушных боях 52 вражеских самолета. Первые победы в воздухе он одержал в небе Монголии летом 1939 года. Об этих боях А. В. Ворожейкин написал книгу «Истребители».

В новой книге он с еще большей психологической глубиной и достоверностью раскрывает характеры рядовых воздушных бойцов, показывает их высокий моральный облик. И куда бы ни повел он за собой читателя: к оккупированному Ржеву, в Подмосковье или к курским полям — всюду ощущается горячее дыхание суровой боевой жизни, в которой подвиг стал повседневной нормой поведения советского человека.
1
Зима в Армении выдалась на редкость суровой. Никто не думал, что сюда, в солнечный край, придут настоящие русские морозы. Снег, как назло, лежал долго, таял медленно. Ненастье задерживало приход весны.

Аэродромы раскисли. Мы вынуждены были сидеть в классах и заниматься теорией. Хотя все сознавали важность командирской учебы, без полетов она надоела. Хотелось в воздух.

Летчики то и дело поглядывали в небо: по погоде, как по расписанию, идет жизнь в авиации. Погода определяет настроение людей, их мысли и чувства. Она пока главный дирижер в нашем летном оркестре.
И вот наконец небо прояснилось. Солнце щедро залило землю, все засияло яркими красками, зацвело. И, как водится на юге, хорошая погода установилась надолго.
Сегодня у нас необычные полеты. На старте будет командующий Военновоздушными силами Закавказского военного округа дважды Герой Советского Союза генераллейтенант авиации С. П. Денисов, Наша эскадрилья за год в Закавказье хорошо освоила ночные полеты.

Почти все летчики с боевым опытом — воевали на ХалхинГоле и Карельском перешейке. Народ опытный, зрелый. Коекого надо повышать по службе. Командующему это все известно.

Чтобы не ошибиться в назначении, генерал решил еще раз побывать у нас на полетах.
Пятнадцать серебристых машин И153 («чайки») крыло в крыло вытянулись в одну линию. Перед ними — строй из пятнадцати летчиков, слушающих последние указания командира эскадрильи капитана К. Д. Кочеткова.
С Константином Дмитриевичем я познакомился еще в Монголии. После разгрома японских захватчиков нашу разведывательную часть расформировали, а меня назначили комиссаром эскадрильи, которой он командовал. С тех пор и работаем вместе.

Обычно спокойный, уравновешенный, он сейчас волнуется. Чистое, моложавое лицо в возбужденном румянце. В мягком голосе слышны хрипловатые нотки.

Смелый летчик, душевный человек, он почемуто тушуется перед старшими командирами.
Видно, не каждый может выглядеть перед начальником таким, каков есть на самом деле.
Комэска повернулся



Назад