21572e40     

Ворожейкин Арсений Васильевич - Истребители 1



АРСЕНИЙ ВОРОЖЕЙКИН
ИСТРЕБИТЕЛИ
ИСТРЕБИТЕЛИ – 1
Аннотация
Автор книги — один из прославленных советских летчиковистребителей, лично cбивший в воздушных боях 52 вражеских самолета. Воспоминания построены на богатейшем жизненном материале, который автор вынес из боев против японских захватчиков в районе реки ХалхинГол в 1939 году.

Это был первый и потому особенно трудный этап в становлении воздушного бойца, чей талант с таким блеском раскрылся в годы Великой Отечественной войны. Воссоздавая до сего времени не освещенную, но весьма поучительную историю воздушных сражений над степями Монголии, А. В. Ворожейкин вдумчиво прослеживает, как вызревали новые принципы боевых действий нашей истребительной авиации. Его правдивый рассказ о лично пережитом и узнанном в огне жестоких охваток отличается большой эмоциональной свежестью.
Тревога
1
Мы вышли из магазина и молча остановились. Я перехватил громоздкий сверток из руки в руку и вопросительно посмотрел на нее: «Куда бы ты теперь хотела?»
Валя стояла в нерешительности, поглядывая на покупку. Я кивнул в сторону ресторана.
— Конечно, — согласилась она, — ведь у меня дома ничего не приготовлено… Но мне так не терпится примерить обновку, что я готова остаться без обеда…
— Это, Валечка, не уйдет. Покупку стоило бы обмыть…
Ее похудевшее лицо было оживленно, на щеках выступил румянец. Мне очень хотелось поддержать в ней это приподнятое настроение…
Ресторан мы покинули с тем добродушным и довольным настроением, какое бывает у людей после хорошего обеда.
— Автобус! Бежим!..
Мы помчались вперед так резво, как могли, и все же…
— Ушел, — разочарованно, с детской обидой в голосе, проговорила Валя. Ее темные глаза потускнели.
— Не обращай внимания, здесь по выходным всегда так, — поспешил я с объяснением. — Поверь, это даже к лучшему. Я знаю тут тропку через лес, выйдем прямехонько к гарнизону…
Стоял конец мая, держались мягкие, погожие дни.
— Только так, — поставила она условие, — половину дороги пакет несешь ты, половину — я.
Выйдя из города, мы вступили в тишину леса. Вековые деревья, торжественные и величавые, шептались о чемто своем, старая вырубка, заросшая высокой травой, пестрела цветами. Вдоль тропки поднимались кусты иванчая, заросли малины жались ближе к опушке.

Щебет птиц, цоканье кузнечиков… Как хороши лесные поляны в весеннюю пору!
Я положил на землю покупку и свернул с тропинки, чтобы набрать букет цветов. Рвал не то, что попадалось под руку, а с выбором — броские, яркие, самые веселые цветы, какие поднялись на прогалине.

Валя приняла от меня душистую охапку и стала укладывать нежнозеленые стебли в букет. На ее исстрадавшемся лице наконецто я уловил улыбку.
На днях мы похоронили ребенка, нашего первенца.
Потрясенная, она утратила ко всему интерес, впадала по временам в какоето забытье, на глазах худела. Не в моих силах было рассеять ее, отвлечь. И вот только сегодня, сейчас, в этом тихом лесу, она словно начала оживать: в глазах светился тот сильный, мерцающий блеск, которого я в них давно уже не видел…
— Хорошо, что мы не попали на автобус, правда? Здесь неподалеку есть большое озеро, хочешь, пойдем туда?
— Нам и здесь неплохо, кругом лес .. И потом, я смотрю, летчики вообще хорошо живут, всем обеспечены: квартиры отличные, клуб вон какой выстроили…
— Не везде так, Валечка. Коегде наш брат живет в землянках, в бараках и даже без семей. Это нам пока повезло: живем в благоустроенном гарнизоне… Помнишь, только поженились, приехали в Монино, и комендант гарнизона сраз



Назад