21572e40     

Воронин Андрей - Кровавые Жернова



det_action Андрей Воронин Кровавые жернова Благодаря феноменальным способностям советнику патриарха Алексею Холмогорову удается разгадать тайну подмосковной деревни Погост и спасти людей от наваждения и колдовства.
ru ru Black Jack FB Tools 2004-09-03 77ACFD3A-6933-4715-A67D-2A924D3C9EF0 1.0 Андрей Воронин. Пророк. Кровавые жернова Современный литератор Мн. 2003 985-14-0523-X Андрей ВОРОНИН
КРОВАВЫЕ ЖЕРНОВА
Глава 1
На рассвете 13 мая 1973 года сухогруз «Академик Павлов» тихо вышел из Одесского морского порта.
Провожающих на причале было несколько человек – жена капитана сухогруза, его дочь и внуки, а также семья штурмана. Путь лежал не близкий. Пшеницу, выращенную в Казахстане, предстояло доставить на «остров Свободы» – Кубу.

Там нужно было выгрузить зерно, взять новый груз – тростниковый сахар – и отправиться назад, на родину, в Советский Союз.
Для основной команды сухогруза рейс на «остров Свободы» был уже не первый. На борт взошли и новички – моторист Иван Селезнев и механик Илья Ястребов. Выпускники Одесской мореходки попали на борт сухогруза по счастливой случайности и так далеко плыли впервые.

Радость их была не поддельной. Если с Селезневым было все ясно – сын капитана, ему и карты в руки, то с Ястребовым дело обстояло совсем иначе. Сирота из детского дома, рос без отца и матери, всю жизнь мечтал стать моряком.

Учился он-, хорошо, но, чтобы после училища – в загранку, такой удаче можно было лишь позавидовать.
Хоть и говорят, что в жизни не бывает случайностей, Илья Ястребов верил в свою звезду.
Отец одного из его однокурсников, капитан первого ранга Герой Советского Союза, устроил молодому человеку протекцию. Вместе с ним сходил к своему подчиненному, начальнику порта. Зайдя в просторный кабинет вместе с пареньком, он сказал, глядя в глаза большому начальнику:
– Слушай, Петров, мы вот с тобой достаточно отплавали, отвоевали, заработали свои ордена и медали, мир повидали, себя показали. А вот он – круглая сирота, можно сказать, беспризорник. Помоги ему. За него ведь похлопотать-то некому.

Я взял тебя на корабль юнгой. Помнишь сорок первый, не забыл, поди?
– Что ты, – произнес начальник морского порта, – да разве такое забудешь! У меня по сей день осколок в теле.
Илья смотрел на мужчин широко открытыми глазами. То, чего они добились в жизни, казалось ему невозможным. Тогда, стоя в кабинете посреди красного ковра, поглядывая в окна на корабли, стоявшие на рейде, и на те, которые находились под загрузкой, на огромные краны, на суету людей и автомобилей, на развевающиеся флаги на мачтах кораблей, парень сложил в кармане пальцы крестиком на удачу.
– Помогу, – пробасил Петров и пронзительно глянул Илье в глаза. – Как же такому орлу не помочь?
– Не орел он, – поправил капитан первого ранга своего бывшего юнгу.
– А кто, воробей, что ли? – пошутил Петров.
– Ястреб он, – подсказал Герой Советского Союза, – Ястребов фамилия у него.
– Давай-ка запишу, – начальник морпорта чиркнул авторучкой имя и фамилию на листке перекидного календаря. Тут же позвонил в отдел кадров и попросил какого-то Николая Николаевича подыскать место для выпускника мореходки, как для своего родственника.
Тут же начальник отдела кадров сообщил, что место такое есть на сухогрузе «Академик Павлов».
– Это что, у Свиридова?
– Так точно, у него самого, – ответили в трубке.
– Со Свиридовым я поговорю.
Тут же, не откладывая дело в долгий ящик, Петров набрал номер капитана Свиридова. Разговор оказался коротким. Свиридов был фронтовиком, а фронтовик фронтовика понимает сразу.
Да



Назад