21572e40     

Ворон Елена - Ангелы-Хранители Работают Без Выходных



ЕЛЕНА ВОРОН
АНГЕЛЫ-ХРАНИТЕЛИ РАБОТАЮТ БЕЗ ВЫХОДНЫХ
В романе `Ангелы-хранители работают без выходных` Верховные правители одной из далеких планет превращают потерявшего в автокатастрофе память полицейского Виктора Делано в робота. За возвращение истинной сущности Виктора борются его `ангел-хранитель`, коллега Кэттан Морейра, и жена Морейры — красавица Анжелика.
Светлой памяти Анатолия Федоровича Бритикова
Глава 1
Ночь, черная, теплая ночь, сполохи красных и синих огней, бегущий свет фар, надрывный вой полицейской сирены — и распахнутые настежь двери, зияющий провал в земле. Холод. Могильный холод стылого камня — зловещее дыхание подземелья.

Узкий луч фонаря падает вниз на ступени, шарит по голому бетону... Шаг, еще... Светлое пятно дрожит на полу, и чей-то голос за спиной: «Осторожно, там нет перил».

Пятно света медленно заползает в угол, темнота отступает: тонкие выпрямленные пальцы, обнаженная рука, лицо в ореоле рассыпавшихся черных волос... застывшее, мертвое, и слепые глаза — белесые бельма. Наташа! Господи, это же Наташа...

А наверху, на земле, слышатся голоса, хлопают дверцы автомобилей, отчаянно воет сирена...
Виктор Делано вскинулся, сел на постели, потряс головой, отгоняя кошмар. Сирена продолжала кричать. С трудом соображая, где находится, он потер лицо и потянулся к настойчиво трезвонившему телефону.
— Алло?
— Будь добр, подойди к Ларкину, — раздался в ответ натянутый холодный голос — такой холодный и натянутый, что Виктор едва узнал Кэттана Морейру. — И побыстрее. — Кэт повесил трубку.
Что такое? Кажется, я что-то проспал! Вот что значит прилечь после обеда — тут-то самое интересное и происходит.

Он обулся, заправил рубашку, натянул висевшую на спинке стула форменную куртку, мельком заглянул в зеркало — мерзость какая, глаза б мои не смотрели! — пригладил волосы и выскочил из дому.
Поселок был невелик, но Виктор Делано жил на самой окраине, и до шефа полиции Эдмунда Ларкина было с километр. Виктор быстро шагал мимо аккуратных двухэтажных коттеджей, окна которых отливали мягким розовым блеском; небо над головой было зеленоватым, а заходящее солнце таяло в затянувшей горизонт жемчужной дымке — к дождю.
Он свернул на выложенную серой плиткой дорожку, проложенную к строению, которое не без иронии именовалось полицейским Управлением. Под началом у Ларкина было три человека: старожил Луис Шелтон и прибывшие на Изольду две недели назад .Виктор Делано с Кэттаном Морейрой. Шеф ворчал и жаловался, что с появлением сумасбродного Делано не стало никакого покоя и лучше бы Кэттан увез его обратно на Франческу, на что Кэт снисходительно улыбался и призывал шефа к христианскому терпению.
Виктор и сейчас был готов отколоть какой-нибудь номер, например, с грохотом ввалиться в Управление через открытое окно, но его остановил донесшийся изнутри голос Кэта:
— Чисто по-человечески, ты не можешь меня посылать. Хочешь угробить Делано — твое право...
— Никого я не хочу гробить, нотабене, — перебил Ларкин; присловье у него такое было — «нотабене». — У нас нет выхода.
Виктор вошел через распахнутую настежь дверь.
— Что это шеф против нас замыслил? — обратился он к Кэту, разом оглядев всех троих.
Луис Шелтон поднялся из своего любимого кресла, в котором, бывало, сиживал часами, болтая с Ларкиным о том о сем, и кивнул на освободившееся место:
— Садись.
Виктор остался стоять посреди комнаты.
— За какие грехи, шеф, вы решили нас с Кэтом извести?
— Сядь, тебе говорят.
— Луис, — повернулся он к Шелтону, — что такое затевает наше славно



Назад