21572e40     

Воробьев Борис - Прямой Наводкой



БОРИС ВОРОБЬЕВ
Прямой наводкой
Рассказ
В штабном блиндаже Фролова ожидали трое: командир дивизии полковник
Игнатьев, комиссар Сердюк и начальник штаба подполковник Минин. Сидя за
дощатым столом, они рассматривали разложенную на нем карту, о чем-то
переговариваясь вполголоса.
Комдив и его помощники просидели за столом всю ночь, о чем
свидетельствовал и прокуренный воздух блиндажа, в котором тускло горели две
коптилки.
- Садитесь, капитан, - сказал командир дивизии, указывая Фролову на
снарядный ящик, заменявший стул. - Вы, вероятно, догадываетесь, зачем вас
вызвали?
Фролов молча кивнул.
- Положение серьезное, капитан. Противник с часу на час начнет атаку,
и надо безотлагательно решить, что делать с батареей, если он прорвет наши
позиции. Не скрою: такое может случиться. Дивизия обескровлена. У нас едва
наберется три тысячи бойцов, в то время как у немцев втрое больше солдат, а
главное - у них танки. Конечно, мы выдвинули на танкоопасные направления
истребительную артиллерию и минировали подходы, но танки есть танки.
Поэтому вам следует подготовить батарею к взрыву. Я сообщил в штаб армии о
нашем положении. Командующий просит продержаться хотя бы полдня. Обещает
помочь, но, откровенно говоря, я не вижу, что здесь можно сделать. Чтобы
деблокировать нас, нужна по крайней мере еще дивизия.
- Батарея заминирована, товарищ полковник, - сказал Фролов. - Под
каждой машиной установлен заряд тола. При угрозе захвата взорвем.
- Вам не кажется, - проговорил молчавший до сих пор комиссар, - что
немцы пронюхали о "раисах"?1 Уж больно они вцепились в нас. Как собаки в
медведя.
1 "Раисы", от "эрэс", реактивный снаряд - так назывались гвардейские
минометы в первые месяцы войны. Название "катюш" за ними закрепилось позже.
Об этом Фролов предполагал. Он был командиром отдельной батареи
реактивных минометов и по роду службы располагал сведениями, известными
лишь узкому кругу лиц. Оказывается, когда в Берлине стало известно о
появлении в Красной Армии нового оружия, гитлеровское руководство
потребовало от военного командования немедленных сведений о нем. За
"раисами" началась настоящая охота. Но поскольку отдачи не было никакой,
немцы прибегли к щедрым посулам. В специальных листовках, отпечатанных на
русском и немецком языках, обещалась награда в пятьдесят тысяч марок кому
бы то ни было, кто поможет в захвате "раис". Если таковым окажется немецкий
военнослужащий, то ему присуждалось звание "героя германского народа",
вручались высшие ордена и даровалась пожизненная демобилизация. Не осталась
в стороне и гитлеровская военная разведка. Специальный отряд диверсантов,
подготовленный в одной из тайных школ абвера, был направлен на фронт все с
той же задачей - захватить новое оружие русских.
"Возможно, - подумал Фролов, уходя с КП после разговора, - что они и
сейчас крутятся где-то около. Только и мы не лыком шиты..."
Припав к стереотрубе, Фролов медленно поворачивал ее слева направо,
стараясь разглядеть происходящее у передовых окопов.
Противник начал атаку. Пулеметная стрельба и выстрелы пушек
набирали.силу и постепенно приближались, но ясной картины боя еще не было.
Однако по гулу, который доносился все явственнее, по усилившейся дрожи
земли, можно было определить, что на дальних подступах уже введены в
действие и соприкоснулись силы, стремящиеся опрокинуть и смять друг друга.
Сколь долго будет длиться это противоборство? Верные себе, немцы введут или
уже ввели в дело танки и постараются рассечь дивизию. Э



Назад