21572e40     

Волошин Юрий - Гладиатор



Юрий ВОЛОШИН
ГЛАДИАТОР
ЧАСТЬ I
Глава 1
Иван уже восемь минут сидел в зале ожидания Павелецкого вокзала и
прокручивал в голове события последних двух часов своей жизни.
Все ли он сделал правильно? Никакой ошибки в своих действиях он не
находил. Но и избавиться от ощущения, что за ним наблюдают, тоже не мог.
Волки, на которых ему приходилось когда-то охотиться, чуют запах крови за
несколько километров и спешат вмешаться в чужую драку или заявить свои права
на добычу. Иван, словно волк, чувствовал запах опасности, запах смерти. Чем
дольше он сидел в полупустом полуночном зале ожидания, тем сильнее становился
запах, бил по ноздрям, требовал действий.
Иван почувствовал за собой глаз сразу, как только завершил акцию по
ликвидации человека, указанного ему Крестным. Крестный, в свою очередь,
получил этот заказ от людей, которых Иван не знал и знать не хотел. Он был
исполнителем и свою партию исполнял виртуозно - "Иван-нож", как называл его
иногда Крестный, большой любитель Армстронга. Хорошо зная Ивана, Крестный умел
взглянуть на жизнь его глазами и потому не приказывал Ивану (ему вообще никто
ничего не мог приказывать), а просил его об услуге, о помощи. Крестный и о
деньгах никогда даже не заикался, поскольку деньги Ивана никогда не
интересовали.
Выполнив очередную просьбу Крестного, Иван всегда обнаруживал или на своем
личном счету в банке или в известном лишь ему и Крестному тайнике очередную
пачку долларов и, честно сказать, никогда не задумывался о том, почему именно
столько и за убийство какого человека ему заплатили. Он был уверен, что в
этом-то Крестный его не обманет и не обидит.
Иван убивал не ради денег. Деньги для него были такой же грязью, как и все
остальное в этой жизни. За деньги Ивана нельзя было купить. Говорят, что за
деньги покупают и продают душу. Но душа Ивана давно сгорела в Чечне, в
огнеметных залпах, после которых шестнадцати-семнадцатилетние пацаны горящими
факелами бессмысленно бежали, не разбирая пути, навстречу своей смерти. И если
они бежали в твою сторону, выход у тебя был один: остановить их пулей... Душа
Ивана осталась на тех лесных полянах, где его чеченские хозяева устраивали
гладиаторские бои между пленными российскими солдатами, и те по молчаливому
взаимному согласию бились между собой насмерть. Иного способа не было сделать
так, чтобы хотя бы один из двоих остался в живых. В этих схватках приходилось
убивать и друзей. Порой, за мгновение до смерти, друг с благодарностью смотрел
другу в глаза - благодарности за то, что уходит из жизни с успокоительным
ощущением единства души и тела. За то, что ему самому не пришлось убивать
своего друга...
Опасностью уже не просто пахло, ею воняло. Смертью несло как дерьмом из
выгребной ямы, в которую Ивана сажали вместо карцера, когда он был рабом у
чеченского крестьянина.
Он понял, что следующие пятнадцать секунд без движения могут стать
последними секундами в его жизни. Иван встал и направился к выходу из зала,
так и не определив, где источник опасности. Не дойдя трех шагов до ведущей в
другой, нижний зал лестницы, он уловил боковым зрением начало какого-то
плавного движения, целью которого был он - это Иван почувствовал каждой каплей
своей "отмороженной" в Чечне крови. Смерть настигла его грозным, дурно
пахнущим океанским валом, чтобы утопить и растворить в своих пучинах... Нырнув
вперед и вниз, Иван проскользил на животе по мрамору пола до начала лестницы и
покатился по ступеням вниз. Застекленный стенд с расписанием п



Назад