21572e40     

Волховский Олег - Люди Огня



ОЛЕГ ВОЛХОВСКИЙ
ЛЮДИ ОГНЯ
Апостолом быть трудно. Особенно во время второго пришествия Христа, который на этот раз, как и обещал, принес людям не мир, но меч.
Пылают города и нивы. Армия Господа Эммануила покоряет государства и материки, при помощи танков и божественных чудес создавая глобальную светлую империю и беспощадно подавляя всякое сопротивление. Важную роль в грядущем торжестве истины играют сподвижники Господа, апостолы, в число которых входит русский программист Петр Болотов Они все время на острие атаки, они ходят по лезвию бритвы, выполняя опасные задания в тылу врага, зачастую они смертельно рискуют — но самое страшное в их жизни не это, а мучительные сомнения в том, что их Учитель действительно тот, за кого выдает себя...
КНИГА I
АПОСТОЛЫ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
В океане истин не сыщешь брод,
И клубок дорог мне не расплести,
И я никуда не веду народ,
Потому что не знаю, куда вести.
Мне добро от зла отличить трудней,
Чем тома законников затвердить,
И меня не встретишь среди судей,
Потому что не знаю, за что судить.
Если ты мне друг — предавай скорей,
Хуже страх измен, чем их яд испить,
Ни у чьих на жизнь не прошу дверей,
Потому что не знаю, кого просить.
Можно жить по вере назло врагам
И свободу духа на Путь сменить,
Только я никаким не молюсь Богам,
Потому что не знаю, о чем молить.
ГЛАВА 1
Звонили в дверь — это точно. Я застонал и перевернулся на другой бок. Звонок повторился. «Кого там черти носят?» — проворчал я и открыл глаза.

По экрану компьютера разлетались окна «Fenestrae-NT»* [Fenestrae — окна (лат.).]. Я зло нажал «reexeg»* [Reexeg (лат.) — перевоздвигать, переустанавливать.], и комп начал медленно перезагружаться. Что мы такое пили вчера? «Молоко Пресвятой Девы»?

Или «Слезы Иисуса»? Или сначала одно, а потом другое? Звонок уже гудел не умолкая.

Я наскоро натянул джинсы и, зевая, направился к двери.
— Кто там? — сонным голосом спросил я.
— Откройте! Святейшая Инквизиция!
Я пошатнулся и почувствовал лбом холод замка. Хуже могла быть только Смерть с косой собственной персоной. Я выпрямился и осторожно посмотрел в глазок. Да, сомнений быть не могло.

Мужчина средних лет с этакой сладкой физиономией и воздетыми горе очами, словно в непрерывной молитве. Сразу видно: духовное лицо. К тому же одет в черную мантию инквизитора поверх белой сутаны. Из-под сутаны видны кроссовки, но, к сожалению, от этого не легче.

Следователь Святейшей Инквизиции. Я чуть не застонал в голос. За спиной следователя два полицейских с автоматами — любят же они солидность и внушительность!

Я за пистолет-то не знаю, с какой стороны браться.
— Не отягчайте вашего положения, — почти ласково сказал инквизитор и скривил пухлые красные губы. — Открывайте!
Я обреченно повернул ручку и медленно открыл дверь.
Они ворвались в квартиру. Полицейские сразу направились к компьютеру, а инквизитор взял меня за руку, аккуратно запер дверь и повел в комнату.
— Но в чем моя вина? — возмущенно спросил я.
— Скоро узнаете. Кстати, меня зовут отец Александр.
— Но, отец Александр...
Священник строго посмотрел на меня.
— Вы когда в последний раз исповедовались, молодой человек? — участливо поинтересовался он.
Я задумался.
— Не молчите. Это очень легко проверить по международному банку данных.
— Года два назад, — вздохнул я. Отец Александр ждал чего-то еще.
— По «Интеррету»* [Интеррет — от лат. retis (сеть).], — обреченно добавил я.
— Вот именно! Вот вам и результат. Я всегда выступал против этих сетевых исповедей. И компьютеров, кстати, тоже,



Назад