21572e40     

Вольф Владимир - Продается Пытка



Владимир Вольф
Продается пытка
"...стоял твердый, с холодным янтарем капель на благородном носу. Упрямый
свет расшибался о глухую яйцевыпуклую прозрачную камеру, в которой
Патриотов и стоял.
Зверланги наконец заговорили:
- О землянин, ты в наших руках. Деваться некуда. Мы тебя или убьем, или -
вернем откуда взяли. Страшно?
Патриотов бросил им в глаза мужественное молчание. Зверланги сидели втроем
за столом, крытым сукном цвета хаки. Хаки же цвета были ихние полувоенные
френчи. Лица... Это были не лица. Это были зверские лица.
- Мы поставим тебе условия, землянин. Выполнишь - вернем домой. Не
выполнишь - смерть примешь зверскую.
"Наверняка потребуют сведения о перестройке, - подумалось Патри'отову. -
Шиш вам! Выдавать нельзя. Нападут".
Главный зверланг продолжал:
- Между прочим, у нас бушует гражданская война. "Неправые" почти
разгромлены и в страхе ждут нашего последнего удара. У нас, "правых", все
готово, но не хватает сущей мелочи.
- Какой? -спросил Патриотов,
Зверланги улыбнулись, зашумели. Патриотова передернуло. Зубы у них были
фиолетового цвета. Как школьные чернила. Поднялся главный. Вынул и
постучал контактной линзой о графин.
- А вот эту-то мелочь вы нам и предоставите!
- Какую? Ну! - занервничал Патриотов.
- Вы придумаете нам пытку, - еще фиолетовей улыбнулся зверланг. -
Зверскую...
Патриотов с гордостью выпрямился.
- Нет! - был его ответ..."
- Однако...- жарко зашептал Сошкин, уронив ручку. Вспушил шевелюру.-
Так-так-так...
Заодно с ним, задумчиво закусив штаны, раскачивался щелястый табурет.
Творческий акт Сошкина напоминал схватку скупого самоубийцы с собственным
завещанием.
Зубы отпиливали нижнюю губу. Ногти скальпировали череп. Зрачки то
сглатывались со скоростью черной икры, то расплывались нефтяными пятнами.
В данный момент как автор Сошкин отсутствовал. Его, ранимого, настигло и
вышибло из седла воспоминание о чудесной фразе:
- Вас устроит полторы штуки за лист? Авторский, разумеется...
"Экий мерзавец...- восхитился Сошкин.- А ведь спасет, из фекала вынет..."
Фразой автора одарил Илья Кириллович Степной - мощный книгоиздатель,
поставщик звездного кайфа, имя которого всплывало пусть раз в месяц, но
зато в самой центральной прессе. Поэтому явление его в утлом городке
районного звания для местных любителей фантастики показалось событием
сверхъестественным. Вася Крот, бессменный председатель клуба, атаман,
клеврет "хард-фикшн", человек, глубоко презираемый Сошкиным за
бесконечно-радостные уличения в плагиате его произведений, наследственный
рапповец и энтузиаст-истерик, именно он, умница, устроил все и вся. Влетел
в гостиницу, ахнул, обнял, сманил Степного, повел, столичного в
притаившийся фан-клуб. А там уж Степного чуть не удушили счастливо, с
читательской голодухи...
Об этом Сошкин знал. Но сидел дома и простуженно ругал жену, которая,
блудливо косясь, шарила по комнате в поисках метрики. Собственно, это
существо именовалось не иначе как "бэ-у жена"-они разбежались еще год
назад, что, однако, не мешало "бэ-у" искать и находить затерянные при
отъезде вещи.
- Ледоруб дать?-ядовито поинтересовался Сошкин, глядя как "бэ-у" вскрывает
холодильник.- Если ты заворачивала говядину в метрику, то я съел давно.
Обеих.
"Бэ-у" вздохнула, причем тяжело - только соленые огурцы застили сквозную
флюорографию холодильника. По-хозяйски закупорила рассол и уселась на
диван, от валика к валику разметав цыганские юбки. Она улыбалась. Зубовная
эмаль пылала здоровьем и больно ранила



Назад