21572e40     

Вольф Сергей Евгеньевич - Мы Поедем На Рыжем Коне



Сергей Евгеньевич ВОЛЬФ
МЫ ПОЕДЕМ НА РЫЖЕМ КОНЕ
Рассказ
Мы должны были провести сбор "Что мы сделаем и подарим родной школе".
И я снова подумал: вот какой наш староста, наш Глебыч, потрясающий
человек. Ну просто исключительный необыкновенно!
Он сказал:
- Мы подарим нашей школе лошадь! Вникните: лошадь! Что может быть
лучше?! Ничего, а? Неплохо?!
Мы все сразу закричали и захлопали в ладоши. Ещё бы! Может, мы целый
день ломали бы себе головы, а он, умница, сразу придумал.
Глебыч радостно сказал:
- Она, эта лошадь, будет всеобщим питомцем и любимцем.
Я что-то вспомнил знакомое и закричал:
- Мы будем его холить! Ура! Холить!
- Да! Да! - закричали все. - Хо-олить!
- Тихо! Тише! - сказал Глеб. - Главное, что, хоть она и будет общая,
школьная, все будут знать, что это мы, что это наша идея, наша!
Кто-то спросил:
- А откуда мы возьмём эту лошадь? Разве они есть?
- Чепуха! - сказал Глеб. - Это не затруднение, - конечно, есть.
Главное - мы достанем её в виде маленького жеребёночка, маленькой лошадки,
и будем его растить.
- И холить, - сказал я.
- Да. И холить, - сказал Глеб. - Разумеется.
Тут вопросы посыпались:
- А где же его достать?
- Почём они? Небось дорогие?!
- Где мы будем его хранить, то есть держать, то есть растить?
- Белого или чёрного?
- Он нужен, но для чего?
- А назвать, назвать-то его как? Нашего лошадёнка.
И Глеб легко отвечал на все вопросы:
- Достать его, этого маленького жеребёночка, довольно просто. Где -
пока не знаю, не стоит об этом думать. Цена ему пять рублей. Именно. Не
больше и не меньше. А если больше, то не намного. Цвет лучше всего -
рыжий. Лошадь, она не такая уж большая, будем её держать в спортзале, там,
где конь. Для чего она нужна? Глупый вопрос. Во-первых, просто лошадь, не
у всех ведь есть. Во-вторых, рыжая, не какая-нибудь, самых маленьких
октябрят катать на ней можно, просто ездить, кому надо... Зайдут в школу,
допустим, иностранные туристы, смотрят - лошадь. Неоценимо. И другое...
- А ещё она может возить воду к нам на сельхозучасток, - сказала
Светка Петренко. - Очень даже может.
- Разумеется, - сказал Глеб.
- А что, если вообще сделать водопровод на сельхозучасток? - сказал
Фред Блинов.
- Точно!
- А ещё модель яхты! Или суперкрейсера!
- Красота!
- А как же мы его всё-таки назовём?
- Кого его? Кого его-то?!
- Ну лошадь. Вот кого его!
- Лошадь?.. Сивка!
- Ка-ак?!
- Ну Сивка же!
- Ерунда! Лучше Фрегатом. Или Рогдай.
- Не-ет. "Фрегатом" мы назовём яхту. Или ещё лучше - "Космос", а
лошадь назовём Восток или Ласточка.
- Ну, ты скажешь! Коняга - и вдруг Ласточка.
- А что? И Ласточка!
Валера Зуев крикнул:
- А песню хотите?! Про лошадь! Я знаю!
Все заорали, что хотят.
И Зуйчик спел вполне неплохую песенку:
Я сижу, сижу, сижу,
Не дышу и не гляжу,
И не пью я, и не ем,
Совершенно глух и нем,
Не гуляю, не читаю...
Я о лошади мечтаю,
Говорят все обо мне:
"Он мечтает о коне".
День рожденья у меня,
Папа дарит мне коня,
Мама дарит мне коня,
Дарит бабушка коня,
И сестра моя, Алёна,
Тоже дарит мне коня.
Пол дрожит, земля трясётся,
По квартире конь несётся,
Сто прекрасных лошадей
Замечательных мастей,
Сто гостей моих верхом
Пролетают с ветерком.
Ну и день рожденья!
Просто наслажденье!
Мы хлопали Зуйчику, пока не устали. И вдруг Сеня Елкин очень громко
сказал:
- Смотрите! Я починил швабру! Чудесная швабра!
И все замолчали, и я вспомнил, что пока мы говорили, Сенька всё время
что-то такое делал и стучал; стук-стук-стук, стук-стук-стук, а



Назад