21572e40     

Вольф Сергей Евгеньевич - Где Ты, Маленький 'птиль'



Сергей Евгеньевич Вольф
Где ты. Маленький "Птиль"
Часть 1
1
Я действительно ничего не видел сквозь выгнутое стекло обзора: чернота
космоса и звезды -- и все. Наш с папой космолет шел на среднем режиме -- ни
шевелений, ни скачков, звезды поэтому не смещались, "стояли" на месте и,
конечно, не приближались, как, скажем, здание завода "Факел", если катишь по
воздуху над нашим городком на такси-амфибии.
-- А ты-то что видишь? -- спросил я.
-- Не знаю, как это и назвать. Это -- нечто черное, круг, чуть чернее
самого пространства.
-- И ты это видишь ясно?
-- Почти. Кстати, закрой-ка крепко глаза и резко открой! Я проделал то,
что он велел, а он смотрел на меня.
-- Гляди. Гляди-гляди! Ну как?! Как теперь?
-- Ноль эффекта, -- сказал я. -- А ты-то, ты-то это самое видишь вполне
ясно? -- настаивал я.
-- Ну да. Ну как бы мерцательно, -- то да, то нет.
-- Тьфу! А почему мы не подключаем наши "глазки"? (Так я называл
оптическую систему приближения всего, что может оказаться у нас по курсу.)
Мы оба засмеялись, и он отжал ручку системы почти до предела. И мы оба
увидели это. Действительно темное, очень темное круглое пятно. Оно не
приближалось и не отклонялось от нашего курса -- неужели такое далекое?
-- Мне все это не нравится, -- сказал папа, и по его голосу я
почувствовал, что он очень напряжен, очень.
-- А что, собственно? Что не нравится?
-- И ты не видишь огней -- красного, зеленого и фиолетового по краям
пятна? -- спросил он. Вот тогда-то он и потянул на себя ручку оптической,
приближающей системы до предела, и я увидел эти огни ясно.
-- Это корабль, -- сказал папа, глядя на приборную доску перед собой.
-- Корабль. И большой. Это бо-ольшой космолет.
-- Ну и... Чего здесь особенного?
-- Я не знаю, сынок, такой системы, такой комбинации опознавательных
знаков. Увеличь скорость. Понимаешь что-нибудь?
-- Нет. Не очень-то...
-- Он не приблизился к нам. Вот что.
-- Значит, тоже увеличил скорость?
-- Да. И все же дай ему сигнал, что мы оставляем свой курс и просим его
отклониться, подвинуться.
Я просигналил и сказал, что вряд ли он отклонится, плевал он на нас --
похоже, он просто махина рядом с нами.
-- Да, -- сказал он. -- Видишь, даже не шевельнулся. Увеличь скорость.
Та-ак. Выйди на максимум! По сетке и без очков видно, что его площадь на
нашем экране не изменилась, -- сказал папа. -- Соображаешь?
-- Скоростные данные похлеще, чем у нас!
-- Главное -- его опознавательные знаки. Нет таких! Я попытался
рассмеяться:
-- Что значит "нет"? Вообще?
-- Да. "Вообще". На Земле. Ни в одной стране. Понял? Ты забыл, что я --
как-никак пилот первого класса -- обязан знать. Ну-ка, сбрось скорость.
Та-ак. Еще. (Прошла минута.) Плавно, почти сбрось ее, до минимальной. (Две
минуты.) Все ясно. Видишь, его площадь на сетке та же. Не меняется.
-- Тоже тормозит? -- сказал я и только тут почувствовал -- что-то
неуютно мне стало внутри, что-то ноющее шевельнулось.
-- Как приклеился, -- глухо сказал папа. -- Как на резиночке. Чего ему
надо?.. Это же (большая пауза) -- инопланетянин! Понял? Понял, сынок?!
Я тупо глядел на него.
-- И-но-пла-не-тя-нин! Вдумайся!
Я молчал. Я только сейчас, как бы задним числом, понял, что тревогу я
почувствовал давно, ну, как бы это сказать: раньше почувствовал, что ли, чем
осознал.
-- Что же? -- сказал я. -- Это корабль с другой планеты? Корабль другой
цивилизации? Так, что ли?! Несколько веков говорили о других цивилизациях, а
те все не появлялись?
-- Именно, -- сказал папа глу



Назад